ВнеБерега
вторник, 14 августа 2018

Налоговая амнистия капиталов: собственный донос или выгода

Подписаться
Вступай в сообщество «ВнеБерега»!
ВКонтакте:

В России есть свои особенности законодательной и правоприменительной практики. Мы с не очень большим доверием относимся к послаблениям, которые иногда дает система. Особенно, если речь идет о частном капитале. Такова первая характерная черта российского общества, связанная с восприятием власти гражданами. Вторая является причиной первой – нашей стране до сих пор сложно избавиться от ретроспективной переоценки смысла того или иного нормативно-правового акта. При неизменном тексте закона, отношение к нему меняется, как и последствия, которые он влечет за собой. Причем когда произойдет пересмотр неизвестно – это может быть вопрос нескольких лет или целых десятилетий.

Поэтому инициатива власти о легализации капиталов, вывезенных за пределы государственных границ России с откровенными нарушениями налогового, валютного, таможенного законодательства и, разумеется, этических норм, была встречена с некоторым недоверием. Очевидно, на данный момент, процент лиц, воспользовавшихся разрешением, значительно ниже процента владельцев имущества, которые так и остались на стадии оценки рисков и выгод инициативы. Что это был за жест, как им можно было воспользоваться и стоит ли переживать тем, кто манкировал благосклонностью российских властей?

Решение правительства об амнистии зарубежного капитала

Обещание налоговых льгот и единовременного освобождения от возможного наказания за вывод денег в оффшорные юрисдикции дал президент во время ежегодного послания ФС РФ. Инициатива озвучивалась и ранее, но из-за разногласий в правительстве быстро подготовить текст нормативного акта не удалось. Его приняли чуть позже.

Постановление правительства об амнистии зарубежного капитала воплотилось в федеральный закон о добровольном декларировании имущества и счетов в банках. Логически документ дополнил вступивший на тот момент в законную силу акт о налогообложении подконтрольных зарубежных компаний и предусмотрел возврат средств российских предприятий на родину. Причем процесс безналоговый и нейтральный. Это значит, что те, кто вступал в процедуру передекларирования активов, были застрахованы от наступления неблагоприятных последствий в виде налоговой, административной и, тем более, уголовной ответственности. То есть процедура проводилась на безвозмездной основе.

Суть заключалась в цели, которую можно определить выемкой из цитаты президента: «перевернуть оффшорную страницу в истории нашей экономики». Очевидно, что капиталы нужны дома, как и налоги, которые с них платят. Поэтому смысл амнистии — в возвращении в экономику теневых денег. Проблема заключается в том, что большая часть выведенных активов имеет криминальную историю. В соответствии с международными нормами, амнистировать средства, полученные при помощи незаконных механизмов амнистировать нельзя. Поэтому до процесса не допустили компании, в отношении которых к моменту вступления закона в силу уже были заведены административные или уголовные дела. в остальном ограничений не было – инициировать процесс могли почти все: наши соотечественники, граждане с паспортом другого государства, российские или зарубежные компании.

Условий два:

  • нарушения с декларируемым имуществом (к которому относятся и финансовые активы) были совершены до момента вступления нормативного акта в законную силу;
  • нарушения касались только тех активов, которые заявлены в декларации.

Есть еще одна группа, в отношении которой действует негласное табу – чиновники. Формально, они не могут придать легитимный статус выведенному капиталу по простой причине – отсутствие возможности объяснить каким образом были получены активы, ведь закон запрещает им заниматься предпринимательской деятельностью. Очевидно, что так или иначе, вопросы к ним должны будут возникнуть. Исключение составляют случаи, когда у сотрудника государственных органов есть наличие объективных доказательств того, что деньги были заработаны ими до момента вступления в должность.

Что просили вернуть на родину?

Объекты собственности и денежные средства, записанные на номинальных владельцев. То есть все, что предприимчивые и не совсем чистые на руку граждане активно вывозили за рубеж. В то же время действовали некоторые ограничения – в декларацию невозможно было включить наличные средства, многие виды инвестиционных активов. В такой коллизионности таилась главная проблема закона, причина, по которой его популярность явно не соответствовала ожиданиям бюджета. Так, например, не совсем понятной была судьба предприятий: в нормативном акте гарантии прямо распространялись на физических лиц и должностных.

Надежность и безопасность: проблема гарантий

Как обеспечивалась защита лиц, желающих сдаться на милость власти? Путем подтверждения факта участия в процессе регистрацией специальной декларации в ФНС. Что в нее нужно было включить? Документы, которые подтверждают право владения объектами собственности. После этого человеку предлагалось начать новую жизнь без опасений за свое имущество. Почти. Поскольку перед тем, как стать абсолютно свободным и честным человеком, необходимо было дождаться амнистии в отношении конкретного лица.

Опасность для оффшорного капитала заключалась в проблеме доверия. Соглашаясь на процедуру, лица передавали в распоряжение налогового органа информацию, которая могла его заинтересовать.

При этом отозвать документ, подкорректировать его, отказаться от представленных сведений было невозможно. Если вы приняли решение, то оно окончательно и обсуждению или пересмотру не подлежит. Кстати, при нарушении порядка заполнения формы, инспекция могла отказать заявителю во включении его в программу добровольного декларирования активов. Информация же оставалась, и поступить с ней налоговый орган мог так, как считал нужным.  

Разумеется, что при таких правилах игра с легализацией оффшоров не стала такой же популярной, как Pokemon Go. Это неудивительно. Для лиц-владельцев заграничных счетов обращение в ФНС не азартная погоня за честностью органов власти, а осознанный выбор, серьезная оценка выгод и потерь, которые могут наступить в перспективе. Очевидно, в такой ситуации простыми заверениями государства не могло обойтись. Нужны серьезные гарантии, готовые обеспечить эффективную правоприменительную практику.

Налоговая амнистия капитала для физических лиц в текущем году

 Периодически разговоры о необходимости введения дополнительных сроков появляются, а потом снова затихают. По данным ФНС, в последние месяцы действия программы темпы подачи заявлений существенно выросли. Успех правового просвещения граждан или законодательной деятельность? Отчасти второй вариант.

Дело в том, что Россия подписала соглашение об автоматическом обмене финансовой информации, вступив, тем самым, в международное правовое поле, предусматривающее свободные потоки сведений о налогоплательщиках из разных стран. Глобальные процессы делают картину более прозрачной – теперь информацию о доходах россиян, их имуществе можно получить от депозитариев, страховых компаний, банков.

Поэтому люди быстро поняли: если не легализовать активы, пока позволяет государство, потом возможность может и не представиться. Ответственность тогда придется нести в полном объеме.

Вопрос о том, что это было – донос на себя и вступление в зону риска или выгода, которая позволит вывести капиталы из тени законным способом. Скорее, ответ индивидуален для каждого. При объективной оценке в глаза бросается отсутствие ряда необходимых регуляторов, которые могли бы повысить доверие бизнеса и сократить пропасть между предпринимателями и властью.

Это необходимо, ведь вывод активов за границу связан не с высокими ставками по налогам, а низким уровнем доверия к государственным институтам. Возможно, в случае очередного продления закона о декларировании имущества, законодатель учтет недостатки и сделает все возможное для их нивелирования.

← Вернуться

×
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «ВнеБерега»
×
Вступай в сообщество «ВнеБерега»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «ВнеБерега»